Крест на экологических инициативах отрасли переработчиков макулатуры

Ежегодно миллиард долларов отправляется на свалки страны в виде макулатуры. Как государство может изменить этот парадоксальный тренд и оздоровить отрасль переработки вторичных материальных ресурсов?

Отрасль великолепно организована: у нее есть саморегулируемая организация, которая объединяет порядка 80% участников отрасли, есть аналитическое агентство, скрупулезно собирающее данные по отрасли и распространяющее исследования на коммерческой основе. Более того, за последние 20 лет на рынок вышли такие крупные транснациональные компании как Huhtamaki, Knauf и SCA.

Вместе с тем, отечественные переработчики на протяжении нескольких лет сталкиваются с внушительным противодействием. На пути дальнейшего развития стоят три проблемы, способные поставить крест на перспективах отрасли переработки макулатуры в ближайшее время. «Ридус» обратился к депутату Госдумы Александру Фокину — автору ряда законов, оказавших оздоравливающий эффект как на отрасль переработки, так и на российскую экономику в целом — чтобы выяснить, есть ли у перспективной отрасли шанс на устойчивое развитие.

Коррупция в деталях

По словам Александра Фокина, одна из главных проблем отрасли переработки макулатуры сегодня связана с медленной реализацией в стране системы расширенной ответственности производителей (РОП).

Одним из ключевых условий для функционирования РОП является введение стимулирующих нормативов утилизации. Но сегодня Минприроды предлагает установить нормативы, которые можно назвать провальными и дестимулирующими отрасль, подчеркивает парламентарий.

Президент поручил расширить номенклатуру товаров и увеличить нормативы утилизации, и вот как эти поручения «выполнили»: например, из одной группы «Тара бумажная и картонная» волшебным образом сделали пять новых групп. Зачем это было сделано? В 89 Федеральном законе четко прописано, каким образом должны формироваться товарные группы — по принципу утилизации. Вся бумага у нас утилизируется по технологии «мокрого» разволокнения. Составляя отчетность, товаропроизводитель может заменять разные виды картона друг на друга — слово «картон» тут является ключевым, и не важно, какого типа этот картон — для закона это не принципиально. Но разбивка одной товарной группы на пять создала коррупционную воронку,отмечает Александр Фокин.

«По одной из этих групп — „Тара, упаковка бумажная и картонная“ (группа 12) — на 2018 год установлен норматив в два раза ниже, чем в 2017 году: 10% вместо сегодняшних 20%. По другой группе — „Тара из гофрированной бумаги и картона“ (группа 10) на 2018 год предлагается норматив 25%. Это не просто один способ переработки, это по смыслу одно и то же, если у производителя упаковка из гофрокартона. Товаропроизводитель может платить как по группе 10, так и по группе 12. Все, кто захочет увильнуть от уплаты экосбора смогут отчитываться по группе 12 с более низким нормативом, и формально никакого нарушения не будет», — продолжает депутат.

Тем временем эта группа — это на самом деле «офшорная зона», не просто дестимулирующая, но и коррупционная, — подчеркивает парламентарий.

Сегодня эти нормативы гарантировано создадут негативный имидж Российской Федерации. В странах с наиболее развитой системой сбора вторичных отходов (Германия, Бельгия, Австрия) производители товаров покрывают 100% расходов на сбор и утилизацию упаковки со стороны муниципальных властей и компаний, занимающихся сбором и переработкой. В России установлен самый низкий уровень уплачиваемого экологического сбора со стороны товаропроизводителей среди всех существующих систем расширенной ответственности производителей в мире, что означает отсутствие какого-либо значимого прогресса в решении проблемы управления мусором в стране. Нашу систему сформировала рабочая группа в Минприроды, состоящая только из товаропроизводителей: по сути, они создали реальную коррупционную нишу, в которую можно нырять и минимизировать уплату экосбора. Это вызывает большие опасения.

Депутат Государственной Думы РФ Александр Фокин

«По моим сведениям, инициатором этих нормативов выступает ассоциация с заокеанскими учредителями, которая должна бороться за экологию, но у нее нет офиса, числится один сотрудник, нет сайта, но работает на территории РФ уже почти 13 лет, — продолжает Александр Фокин. — Эта компания похожа на одноразовый шприц, который впрыскивает сыворотку игнорирования поручений президента России в федеральные органы исполнительной власти».

«На моем столе лежат аналитические материалы, в которых указано, что по группе картона — абсолютно всего картона, а не выдуманных групп — производится возврат в хозяйственный оборот 60% материала, — рассказывает „Ридусу“ депутат Фокин. — Это великолепное достижение, нам впору гордиться этой отраслью. Но были ли эти материалы проанализированы в Минприроды? Нет, их просто не оценили».

Есть ли у Минприроды хоть какое-то обоснование предложенных нормативов? По моим данным, эти цифры, взятые без анализа, с мотивацией, что нельзя допускать резкого повышения тарифов. Но о каких «тарифах» идет речь, если мы говорим о нормативах? Есть прямое поручение президента, а мы видим явное невыполнение положений 89 ФЗ, что изменяет фактический смысл закона. А материалы, которые наглядно и достоверно показывают, сколько сырья реально перерабатывается в стране, не учитываются.

«Россия ежегодно теряет 60 миллиардов рублей, ведь мы выбрасываем более шести миллионов тонн макулатуры на мусорные полигоны, — продолжает парламентарий. — Только на перемещение одного обнаруженного полигона при строительстве взлетно-посадочной полосы Шереметьево к Чемпионату мира по футболу был потрачен миллиард рублей. И это только на перемещение в другое место! При этом, по данным Счетной палаты, 20 миллионов россиян живут за чертой бедности».

Это роняет имидж РФ не только в правовом поле, но и в плане инвестиционного климата в отрасли: инвесторы, которые смотрят на наше законодательство, которое очень похоже на европейское, но его реальное применение оставляет желать лучшего. Инвесторы могут отвернуться от этой отрасли, потому что не понимают принципов, по которым принимаются решения.

«Эти нормативы нельзя принимать, — констатирует депутат. — Не нужно быть провидцем, чтобы понять: уже по итогам 2018 года основные объемы по нормативам утилизации „Тара, упаковка бумажная и картонная“ будут лидирующими по статистике, потому что все будут платить 10-процентный экосбор именно в этой группе».

Мой коллега, депутат Гутенев, выступая на «Форуме действий» ОНФ, уже задавал вопрос по нормативам главе Минприроды Сергею Донскому — о том, что появились товарные группы, процентные ставки по которым ниже, чем в предыдущие годы. У людей, похоже, проблемы с математикой: если говорят о стимулирующих ставках, то они точно должны быть выше, а не ниже. И если сегодня отрасль перерабатывает 60% картона, то давать ей ставку в 20−25% — это просто смешно.

Результаты от этих действий сегодня уже есть: крупнейший инвестор в этой отрасли, компания SCA, которая инвестировала более миллиарда евро в России, уже практически остановила инвестиционную деятельность в нашей стране, а одну бумагоделательную машину уже перевела на целлюлозу — потому что нет макулатуры, в РФ она дороже, чем в Евросоюзе.

«Я надеюсь, что правительство примет правильное решение по нормативам, ведь за последствия кому-то придется отвечать», — отметил Александр Фокин.

Сдача вторресурсов населением — не доход!

Еще одна глобальная проблема, которую необходимо решить, связана с необходимостью скорейшей отмены НДФЛ на макулатуру.

«По долгу службы я часто выезжаю за границу, работаю с европарламентариями в ОБСЕ, где часто обмениваюсь мнениями со своими коллегами о законотворческой деятельности — они знают, что я работаю над законом и продвигаю освобождение вторичных материальных ресурсов, в частности макулатуры, от налога на доход физических лиц, — рассказывает парламентарий. — У моих европейских коллег округляются глаза: они не понимают, как можно брать налоги с дохода, которого не может быть вообще».

Например, если вы купили журнал за 50 рублей и сдали его в качестве макулатуры, получив за него 50 копеек, почему вы должны платить налог? Это ваши деньги.

Такого налога в отношении макулатуры не существует ни в одной стране мира. В Европе прекрасно работают системы автоматического изъятия — фандоматы, есть приемные пункты, никому и в голову не приходит брать налоги с населения за сдачу вторичных материальных ресурсов. Государства, наоборот, стимулируют граждан к повторному вовлечению ценного вторичного сырья в оборот. В Китае вы можете оплатить проезд в метро, опустив в фандомат несколько пластиковых бутылок. Правительство Швеции продолжает тратить миллионы долларов на рекламные кампании, призывающие сдавать вторичные ресурсы, несмотря на то, что в этой стране уже сформирована культура обращения со вторичными ресурсами и создана соответствующая инфраструктура. А в России мы видим скорее наказание рублем сознательных граждан, поддерживающих перерабатывающую отрасль страны.

Депутат Фокин убежден: отрасль переработки макулатуры — это высокоорганизованная отрасль, и в этой сфере есть взаимопонимание в том, как должна развиваться индустрия на пути к сырьевому благополучию. И абсолютно все представители отрасли согласны с тем, что НДФЛ на макулатуру нужно отменять. Однако соответствующий законопроект по какой-то причине уже два года не рассматривается.

Отмена НДФЛ могла бы стать определяющим шагом к выстраиванию модели экологически устойчивого развития страны, о которой ранее говорил Владимир Путин: в перечне поручений по итогам заседания Госсовета в минувшем году глава государства поручил правительству «предусмотреть при разработке документов стратегического планирования и комплексного плана действий Правительства Российской Федерации на 2017−2025 годы в качестве одной из основных целей переход России к модели экологически устойчивого развития, позволяющей обеспечить в долгосрочной перспективе эффективное использование природного капитала страны при одновременном устранении влияния экологических угроз на здоровье человека». По мнению экспертов, отмена НДФЛ лишь на макулатуру уже позволит создать тысячи рабочих мест, добавит к ВВП 60 миллиардов рублей, сохранит 168 миллионов деревьев, позволит на 100% загрузить существующие мощности и инвестировать в создание новых.

«Мой законопроект по освобождению продажи макулатуры от налога на добавленную стоимость, принят в 2016 году, дал впечатляющий эффект, — продолжает парламентарий. — Фактически уплата НДС была перенесена с заготовителей на переработчиков, и совсем недавно ФНС отчиталась о том, что объем собираемости налога с переработчиков макулатуры увеличился в два раза. Уже по итогам 2017 года сумма сбора НДС в отрасли сбора и переработки макулатуры гарантированно увеличится на семь миллиардов рублей!»

Представители отрасли переработки пошли на беспрецедентный шаг, фактически увеличив себе налоговую нагрузку, взяв на себя ответственность: они видят высокую степень криминализации сферы заготовки макулатуры и не побоялись перенести этот налог на себя. Их нужно награждать: каждый из них проявил себя как настоящий государственник и патриот Российской Федерации. Если каждый будет думать так же, как и руководители этих заводов, мы построим успешную отрасль переработки вторичных ресурсов,убежден депутат.

Разумный экспорт

Красной нитью через все законодательные инициативы Александра Фокина, направленные на оздоровление отрасли переработки макулатуры, проходит проблема острой нехватки сырья.

Накануне глава государства поручил правительству развивать в России отрасль обращения с твердыми коммунальными отходами замкнутого цикла. Это — так называемая циклическая экономика, которая способна решить проблему мусорных полигонов, дав толчок развитию отрасли переработки отходов.

Еще в 2015 году заводы по переработке макулатуры провели модернизацию, готовясь к появлению большого количества сырья для переработки. По данным депутата Фокина, запущенная на полную мощь сфера переработки вторичных материальных ресурсов способна уже сегодня прибавить 380 миллиардов рублей к ВВП страны.

Но что мы на самом деле видим? Неработающий формат расширенной ответственности производителей, затягивание принятия принципиальных решений для создания стабильности и расширения потока сырья, таких как отмена НДФЛ на макулатуру. В результате — макулатуры в стране нет. Но есть экспорт,говорит Александр Фокин.

«Сегодня 70% российского экспорта макулатуры уходит на Украину, — отмечает парламентарий. — Так исторически сложилось, что там есть два крупных завода, построенных еще в Советском Союзе. Но макулатура — это отходы потребления, а уровень жизни на Украине, к сожалению, сегодня падает, поэтому и потребления нет. Покупать европейскую макулатуру они не могут, а российская им очень нужна: они получают нашу макулатуру, перерабатывают ее — и у нас же потом реализуют».

Депутат призывает «прекратить финансировать марионеточные государства» — и ввести государственное регулирование экспорта макулатуры.

Надо поддерживать отечественные предприятия и иностранных инвесторов, которые построили в нашей стране свои заводы. Профицит перерабатывающих мощностей по макулатуре на сегодня у нас уже составляет 700 тысяч тонн. Мы должны поддержать нашу отечественную отрасль, которая платит нам налоги и создает новые рабочие места, как это делают в странах ЕАЭС: Белоруссия ввела лицензирование экспорта макулатуры, Киргизия регулирует экспорт за счет экспортных пошлин, в Казахстане применяют полный запрет на экспорт макулатуры.

Как ранее писал «Ридус», за введение государственного регулирования экспорта макулатуры выступают власти Тульской области и Пермского края: представители с правительств регионов направили в Министерство экономического развития РФ официальные обращения.

«Все уже об этом знают: у наших заводов профицитные мощности — мы обязаны их загружать! — продолжает парламентарий. — Мы должны выполнять поручения президента и заниматься экспортом продукции с добавленной стоимостью, а не заниматься культивированием и поддержкой сырьевого экспорта. Сегодня правительство должно решить вопрос государственного регулирования в сфере экспорта. Проект постановления, насколько мне известно, готовится с апреля текущего года, и сейчас „лежит“ уже в Правительстве».

«Мы должны поддержать социально ответственную отрасль, скоординировав работу законодательной и исполнительной ветвей власти с реальными потребностями развития промышленности. Только в этом случае мы сможем превратить этот крест на целой отрасли в большой плюс для российской экономики», — заключил депутат.